Ломоносов и основание Академии художеств

Другая культура » Ломоносов и основание Академии художеств

Страница 7

Автор связывает свое предложение с предыдущим документом об основании Московского университета, подчеркивая, что они — этапы единой программы: «Естли Правительствующий сенат так же милостиво, как и о учреждении университета мое предложение принять изволит и сие опробовать, то можно некоторое число взять способных из университета учеников которые уже и определены учиться языкам и наукам, принадлежащим к художествам, то ими можно скоро доброе начало и успех видеть».

Бесспорно ломоносовским — и по сути, и по стилю, и по гневной страстности тона — представляется основной тезис из доношения Московского университета: «необходимо должно установить Академию художеств, которой плоды когда приведутся в состояние не только будут славою здешней Империи, но и великою пользою казенным и партикулярным работам, за которые иностранные посредственного знания получая великие деньги обогатясь возвращаются не оставя по сие время ни одного русского ни в каком художестве который бы что умел делать».

Второй, отвергнутый, вариант доношения, подписанного Шуваловым (сохранился в писарской копии), также являет собой парафраз ломоносовских идей.

Вступление его — похвальное слово Петру Великому, поощрявшему науки и художества. Автор указывает на его внимание к ученым и художникам, на установление Академии художеств и наук, на институт пенсио-нерства, на «выписывание великим иждивением славные сего века люди и многие дорогие инструменты». И опять-таки обличает недостатки художественного образования. Обвинения направлены прямо в адрес Академии художеств при Академии наук, причем автор выказывает доскональное знание методов подготовки учеников. « .Мы здесь художеств почти не имеем ибо нет ни одного национального искусного художника. Притчина та, что многие молодые обучающиеся люди приступают к сему учению, не имев никакого начала как в иностранных языках, так и в основании некоторых наук, необходимых к художествам и тем теряя одно время только одной практикой делают то, что видят, .не имея ничего того чтобы могло способствовать к их врожденному дарованию». И снова — обвинения в адрес «иностранных»: «Многие на большом иждивении содержащиеся искусные художники не токмо кого выучили, но ни порядочного начала дали извиняясь сами на неспособность учащихся».

Все эти положения находятся в вопиющем противоречии с прозаическим заключением первого документа: «Сия Академия будет учреждена здесь в Петербурге по причине, что лучшие мастера не хотят в Москву ехать как в надежде иметь от двора работы так и для лучшаго довольствия иностранных здешней жизни».

Но они же согласно перекликаются с многочисленными обвинениями Ломоносова, предъявляемыми им академическому университету и его профессорам-иностранцам с их «недоброхотством к учащимся россиянам». Даже подчеркнутая гиперболизация отрицания равно им присуща.

О главном пороке системы подготовки учеников в старой Академии художеств Ломоносов писал и позднее: «Учение в художествах происходило токмо по требованию нужных дел, как оные случались; не по расположенному порядку надлежащего правильного учения, не по наставлениям нарочитых и самых искусных учителей .» И далее: «Не изображаю здесь препятствий, происходивших от зависти учащих, и от опасения, чтобы искусство их в России не размножилось, не унизилась бы плата .».

Тождество тем и идей во всех цитированных документах, единство языка и стиля, а главное — пронизывающее их высокое чувство патриотизма — самое яркое из качеств, определивших личность великого сына России,— все указывает на автора.

Однако к подготовке документов об основании Академии художеств причастен и Шувалов. Соавторство проявилось не только в отдельных подробностях, но, прежде всего, в постановке вопроса о будущих педагогических кадрах. Шувалов, при всем внимании к отечественным талантам, был сторонником широкой ориентации на иноземных мастеров.

В доношении 23 октября и в сенатском указе говорилось о контрактах с французскими художниками. Тем временем в новую академию подбирались преподаватели из молодых художников старой академии (Столетов, Колпаков и др.). «Эта новая Академия художеств,— писал Ровинский,— перебрала из старой почти всех лучших мастеров». Ставку на русских мастеров, разумеется, делал Ломоносов, возглавлявший в эти годы Канцелярию Академии наук.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8

Похожие статьи:

Искусство Греческой классики
С первых десятилетий 5 в. до н.э. начался классический период развития греческой культуры и греческого искусства. Для Древней Греции это был период наивысшего расцвета драмы, политического красноречия, архитектуры, скульптуры, монументаль ...

«Мастерская скульптора Тутмеса». Портреты царицы Нефертити
Подлинные шедевры создавались в портретной круглой скульптуре. В ма­стерской Тутмеса, главного придвор­ного ваятеля, при раскопках были об­наружены и головки дочерей Эхнатона, каждая со своим индивидуальным складом лица, и портреты самого ...

Иван Николаевич Крамской
Русский художник жанровой, исторической и портретной живописи. Вдохновитель организатор “передвижников”. С 1856 г. Учился в Петербургской Академии художеств. Увлекался революционно-демократическими идеями Н.Чернышевского, Д.Писарева и Н. ...