Ломоносов и основание Академии художеств

Другая культура » Ломоносов и основание Академии художеств

Страница 2

С первых лет существования «Академии художеств и наук» в нее вошли «мастеровые и ремесленные люди» для иллюстрирования научных изданий, гравирования планов и карт, изготовления точных инструментов, а также для выполнения придворных заказов на проекты иллюминаций, портреты и живописные работы. Ведущее место в штате Академии художеств заняли первоклассные русские и иностранные граверы. Высокий уровень гравировального искусства, ими достигнутый, и сложившаяся к концу 1730-х годов педагогическая система определили превращение Академии художеств при Академии наук, по преимуществу, в центр гравирования.

После воцарения Анны вопросом организации самостоятельной Академии художеств широкого профиля занялся один из просвещеннейших сподвижников Петра I — В. Н. Татищев. В качестве обер-церемониймейстера при короновании в 1730 г. он общался с академическими художниками, работавшими над созданием коронационного альбома. В это время и возник обширный план «Академии ремесл» с участием крупнейших мастеров Канцелярии от строений: П. М. Еропкина, К. Б. Растрелли и Л. Каравакка. Возглавить Академию художеств должен был Татищев. «Императрица Анна Иоанновна,— писал он впоследствии,— ко устроению оной соизволение свое объявить и на содержание ее по 12000 рублей в год дать изволила, в которой быть ремеслам. 1. Архитектуре, 2. Живописи, 3. Обрязощества, 4. Механики, и людей: главным Татищева, в архитектуре Еропкина, в живописи Каравакка, в скульптуре Растрелия, в механике из Профессоров искуснейшего, но Остерман, по некоей ненависти удержал и указ, изготовленный к подписке уничтожил, и тако сие весьма государству полезное дело в забвении осталось». Этот факт известен. Но полная драматизма борьба, развернувшаяся в начале 1730-х годов вокруг учреждения специальной Академии художеств, не получила освещения в литературе, хотя глухие отзвуки ее можно уловить в официальных документах того времени.

Проект новой Академии одобрительно встретили академические художники (например, X. А. Вортман). В то же время академическая администрация и, прежде всего, правитель Канцелярии И. Д. Шумахер — полновластный хозяин Академии, фактически вершивший все дела,— воспротивился организации самостоятельного художественно-образовательного центра, так как это влекло за собой отделение «художеств» от Академии наук. Шумахер не склонен был выпускать их из сферы своего влияния; к тому же исполнение придворных заказов приносило ему успех при дворе и ощутимые выгоды. В дело вмешался всесильный F. И. (А. И.) Остерман, и для разрушения уже одобренного Анной татищевского плана «Академии ремесл» потребовалось лишь формальное доказательство нецелесообразности выделения «художеств» из Академии наук. Это было сделано на чрезвычайном заседании 7 сентября 1733 г. и явилось одной из кульминаций борьбы немецкой клики с «птенцами гнезда Петрова».

Созвав профессоров, президент Кейзерлинг поставил перед ними три вопроса, прямо касавшихся Академии художеств. Важнейшим был первый: «Потребна ли академия художеств при академии наук или нет, и в чем она государству полезна быть может?»

Активным сторонником разделения двух академий выступил французский астроном и географ Ж. Н. Делиль, постоянный противник Шумахера.

«Понеже то, что академиею художеств называют, нечто иное есть, как собрание художников и ремесленных людей, которые в государстве употреблены быть могут, то основание оных без сомнения народу полезно есть»,— сказал Делиль. Но поскольку существующая Академия художеств «поныне бесчестие и убыток академии наук произвела», а кроме того, «оное основание, как оно с академиею наук соединено, есть против высокого намерения Петра I», то для блага Академии наук Делиль требовал «оба сии основания всеконечно разделить».

Противоположную точку зрения отстаивали математики Л. Эйлер и Г. Крафт. По мнению Эйлера, «наибольшая часть академии художеств при Академии наук не только полезна, но еще и потребна есть, а целая Академия художеств государству добрые услуги показать может» и потому он считал «наиполезнейшим» оставить Академию художеств при Академии наук «под одним правительством . понеже тем и знатное число денег сохранено будет». Поддержавший Эйлера Крафт утверждал, что художества более всего связаны с науками, «от которых они происходят и в совершенство приводятся». Позицию большинства выразил также историк Байер, заявивший, что Академию художеств от Академии наук отделять нельзя, «понеже бы оную в противном случае к главному намерению употребить не можно было».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие статьи:

Приобщение детей к русской культуре и декоративно-прикладное творчество
Большинство родителей, переоценивая влияние семьи на формирование языкового мира ребенка, считает, что у детей из русскоязычных семей, живущих в иноязычном окружении, "первым" языком будет русский, которым чаще всего пользуются ...

Первый публичный киносеанс. Братья Люмьер
Париж. 28 декабря 1895 года - дата, занесенная во все календари, известная всем мало-мальски интересующимся историей кино… Холодный декабрьский вечер. Белые пушистые хлопья снега медленно падают на вымощенные мостовые, на пальто и шляпы п ...

Улица Яблочкова. Сквер, памятник-монумент
Горящий танк мчался вперед, сквозь ураганный огонь вражеской артиллерии, через минное поле, на котором уже подорвалось несколько танков. Доконца оставалось лишь несколько метров, когда под гусеницей взорвалась мина. Сметь настигла героич ...