Ломоносов и основание Академии художеств

Другая культура » Ломоносов и основание Академии художеств

Страница 2

С первых лет существования «Академии художеств и наук» в нее вошли «мастеровые и ремесленные люди» для иллюстрирования научных изданий, гравирования планов и карт, изготовления точных инструментов, а также для выполнения придворных заказов на проекты иллюминаций, портреты и живописные работы. Ведущее место в штате Академии художеств заняли первоклассные русские и иностранные граверы. Высокий уровень гравировального искусства, ими достигнутый, и сложившаяся к концу 1730-х годов педагогическая система определили превращение Академии художеств при Академии наук, по преимуществу, в центр гравирования.

После воцарения Анны вопросом организации самостоятельной Академии художеств широкого профиля занялся один из просвещеннейших сподвижников Петра I — В. Н. Татищев. В качестве обер-церемониймейстера при короновании в 1730 г. он общался с академическими художниками, работавшими над созданием коронационного альбома. В это время и возник обширный план «Академии ремесл» с участием крупнейших мастеров Канцелярии от строений: П. М. Еропкина, К. Б. Растрелли и Л. Каравакка. Возглавить Академию художеств должен был Татищев. «Императрица Анна Иоанновна,— писал он впоследствии,— ко устроению оной соизволение свое объявить и на содержание ее по 12000 рублей в год дать изволила, в которой быть ремеслам. 1. Архитектуре, 2. Живописи, 3. Обрязощества, 4. Механики, и людей: главным Татищева, в архитектуре Еропкина, в живописи Каравакка, в скульптуре Растрелия, в механике из Профессоров искуснейшего, но Остерман, по некоей ненависти удержал и указ, изготовленный к подписке уничтожил, и тако сие весьма государству полезное дело в забвении осталось». Этот факт известен. Но полная драматизма борьба, развернувшаяся в начале 1730-х годов вокруг учреждения специальной Академии художеств, не получила освещения в литературе, хотя глухие отзвуки ее можно уловить в официальных документах того времени.

Проект новой Академии одобрительно встретили академические художники (например, X. А. Вортман). В то же время академическая администрация и, прежде всего, правитель Канцелярии И. Д. Шумахер — полновластный хозяин Академии, фактически вершивший все дела,— воспротивился организации самостоятельного художественно-образовательного центра, так как это влекло за собой отделение «художеств» от Академии наук. Шумахер не склонен был выпускать их из сферы своего влияния; к тому же исполнение придворных заказов приносило ему успех при дворе и ощутимые выгоды. В дело вмешался всесильный F. И. (А. И.) Остерман, и для разрушения уже одобренного Анной татищевского плана «Академии ремесл» потребовалось лишь формальное доказательство нецелесообразности выделения «художеств» из Академии наук. Это было сделано на чрезвычайном заседании 7 сентября 1733 г. и явилось одной из кульминаций борьбы немецкой клики с «птенцами гнезда Петрова».

Созвав профессоров, президент Кейзерлинг поставил перед ними три вопроса, прямо касавшихся Академии художеств. Важнейшим был первый: «Потребна ли академия художеств при академии наук или нет, и в чем она государству полезна быть может?»

Активным сторонником разделения двух академий выступил французский астроном и географ Ж. Н. Делиль, постоянный противник Шумахера.

«Понеже то, что академиею художеств называют, нечто иное есть, как собрание художников и ремесленных людей, которые в государстве употреблены быть могут, то основание оных без сомнения народу полезно есть»,— сказал Делиль. Но поскольку существующая Академия художеств «поныне бесчестие и убыток академии наук произвела», а кроме того, «оное основание, как оно с академиею наук соединено, есть против высокого намерения Петра I», то для блага Академии наук Делиль требовал «оба сии основания всеконечно разделить».

Противоположную точку зрения отстаивали математики Л. Эйлер и Г. Крафт. По мнению Эйлера, «наибольшая часть академии художеств при Академии наук не только полезна, но еще и потребна есть, а целая Академия художеств государству добрые услуги показать может» и потому он считал «наиполезнейшим» оставить Академию художеств при Академии наук «под одним правительством . понеже тем и знатное число денег сохранено будет». Поддержавший Эйлера Крафт утверждал, что художества более всего связаны с науками, «от которых они происходят и в совершенство приводятся». Позицию большинства выразил также историк Байер, заявивший, что Академию художеств от Академии наук отделять нельзя, «понеже бы оную в противном случае к главному намерению употребить не можно было».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие статьи:

Александр Сергеевич Грибоедов
Если Пушкин цели своей жизни видел в поэзии, то его современник и друг прошел яркий путь в гражданском служении России: это один из видных русских дипломатов, участвовавших в формировании российской политики в Азии и на Кавказе. Поучитель ...

Славяне. Происхождение, отличительные особенности мироощущения
Древнейший пласт доставшегося нам культурного наследия — дохристианская культура восточных славян. Вопрос о происхождении славян до сих пор окончательно не решен. Над ним работают ученые разных специальностей: историки, археологи, лингвис ...

Ветхозаветные прообразы Евхаристии сербского монументального искусства XIII-XIV вв
Сербское монументальное искусство XIII-XIV вв. оказалось особенно восприимчиво к сюжетам и образам Ветхого Завета, которые в церковной традиции считаются символами или прототипами новозаветных событий и персонажей. Темы ветхозаветных тео ...