«Тусовка» как социокультурный феномен

Другая культура » «Тусовка» как социокультурный феномен

Страница 3

Отсюда парадоксальность ситуации, в которой оказывается возможный участник этих проектов. В самом деле, с одной стороны, приглашенный к участию в проекте художник, естественно, избегает полного с ними тождества, что привело бы его к растворению в чужой персональности, порабощение чужой одержимостью (а это означает получить унизительный ярлык «художника галереи X» или «иконописца куратора Y» и т.п.). С другой же стороны, отсутствие символического порядка не оставляет художнику и пространства для маневра: ведь персональное дистанцирование от обсессивного проекта возможно только в формах другого такого же проекта. Единственно возможная в этой ситуации альтернатива — участвовать в максимально большом количестве проектов, предлагаемых максимально полярными друг другу тусовочными лидерами.

Так проясняется функциональная идентичность, статут участника проектов — этой второй, наряду с лидером тусовки, фигуры данного сообщества. Если лидерство над тусовкой достигается путем все большей возгонки эйфории и одержимости, то эффективность участника проектов обеспечивается индивидуальной гибкостью и открытостью к иному. Если для члена нормального корпоративного сообщества успех лежит на пути профессионального совершенства, для героя богемы — в индивидуальном воплощении прекрасного, для члена андеграунда — в обретении своего места в его иерархии, то для тусовщика успех определяется интенсивностью и оригинальностью его манипуляций чужими идентичностями. Успешный тусовщик — это тот, кто проявляет большую способность усвоить чужую одержимость, совместить в себе иное и даже противоположное. Таким образом, функционирование тусовки есть не что иное, как персонализированное производство и перераспределение одержимости.

В отличие от иерархического и дисциплинарного типа сообщества, тусовка являет собой сообщество сетевое, с создающими социальное поле энергетическими узлами и динамично и беспорядочно мечущимися между ними потоками. Вот почему художественная эпоха, совпавшая с возникновением тусовки, не знает художественных направлений или школ, харизматических авторитетов и творческих гениев: единой системы ценностей и конвенциональной этики. Нет ничего более архаичного и отжившего для тусовки, чем категория общественного мнения. Тусовка — это наиболее очевидный симптом постидеологической культуры.

В тусовке бросается в глаза ее повышенная динамичность. В самом деле, если официальная культура, богема и андеграунд — это порождение стабильных обществ, то тусовка — характернейший симптом общества, охваченного динамикой преобразований. А потому не только структура, но и социальная динамика тусовки есть прямая реакция на кризис символического порядка. А потому каждое ее проектное усилие неизбежно становится проектом нового символического порядка. Наиболее естественное состояние для тусовки — пребывать в постоянной экспансии.

Тусовке неведома очевидная для любой выстроенной культуры разведенность частного и целого: здесь Проект чего-то конкретного есть одновременно и проект всеобщего. Поэтому, когда задумывается коммерческая галерея, то это одновременно и музей, и издательство, и журнал и т.д. Когда же создается некоммерческий центр, то он одновременно стремится породить и журнал, и музей, и артистический ресторан, и даже артель по раскрашиванию чайных кружек.

Деятели тусовки чувствуют дискомфорт в жестко заданных корпоративных рамках, им присуще стремление нарушать стабильность идентичностей: галерист стремится быть и куратором, и теоретиком, и идеологом, и политиком, и имиджмейкером; газетный критик мнит себя и теоретиком, и философом, и куратором; философ хочет быть и художником, и куратором, и литератором, он хочет быть одновременно и академическим авторитетом, и популярной поп-звездой. Разрушая установившиеся цеховые границы, тусовка захватывает зоны, пребывавшие ранее за пределами узко художественной компетенции: деятели художественного сообщества начинают функционировать в сфере архитектуры, дизайна, шоу-бизнеса, журналистики, политики и т.п.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие статьи:

Ажоражоне
В историю искусства Высокого Воз­рождения яркую страницу вписала Венеция, где этот период продол­жался до середины XVI в. Особое ве­ликолепие город приобрёл после перестройки его центра учеником Браманте Якопо Сансовино (I486— 1570). Напр ...

Архитектура
Сдвиг в экономической жизни общества привели к быстрому росту городов (особенно тех, которые находились на железнодорожных путях), их благоустройство, строительство водопроводов, проведение электрического осветления. Происходили изменения ...

Живопись времени Августа
В декоративной живописи конца принципата Августа возникает стиль, названный третьим помпеянским. Если во втором стиле преобладала архитектурная композиция, будто разрушавшая стену, то в третьем живописцы, напротив, подчёркивают плоскость ...