«Тусовка» как социокультурный феномен

Другая культура » «Тусовка» как социокультурный феномен

Страница 1

Явление, получившее в просторечии наименование тусовка, представляет собой оригинальный социокультурный феномен, не имеющий исторических аналогов. Тусовка не вписывается в контуры того, что принято определять терминами официальной культуры. Она, собственно, и возникла как прямой результат распада институций официальной культуры. На протяжении своего десятилетнего существования тусовка так и не обрела санкционированное властью положение в обществе, она так и не захотела видеть в ней средство репрезентации.

В то же самое время тусовка не сводима и к андеграунду — этой типологической альтернативе официальной культуры. Альтернативность, собственно, и являлась конституирующим принципом андеграундного сообщества, которое определяло себя по отношению к большой культуре. Тусовка — это и есть форма самоорганизации художественной среды в ситуации отсутствия какого-либо внешнего репрессивного давления, когда исчерпаны все возможные консолидации по принципу идеологического единомыслия, этики противостояния или «общего дела».

Не узнает себя тусовка и в богеме — феномене, возникшем в XIX столетии и доживавшем свой век на Западе в умонастроениях шестидесятников, а в России — у неортодоксального крыла официальной культуры. Ведь богема возникла как ответ художественной среды на давление рынка и социального заказа, когда элита организует свой внутренний, оппозиционный коммерческому «символический рынок», где циркулируют некие подлинные и абсолютные ценности (П. Бурдио). Тусовка же, наоборот, гипотетически открыта рынку и социальному заказу и пребывает в перманентном ожидании покупателя и покровителя.

Особенность тусовки состоит в том, что она являет собой совокупность людей, исходно консолидированных не столько конкретными структурами — институциональными или идеологическими, сколько перспективой их обретения; тусовка — это тип художественного сообщества, мыслящего себя как чистую потенциальность.

В самом деле, тусовка возникла как спонтанный и свободный выбор отдельных индивидов. Никто не принуждал и не склонял их к этому, не было к тому никаких институциональных или властных побудителей. Тусовка возникла как встреча и неизменно пребывает на этом рудиментарном уровне человеческого сообщества. Тусовка существует как последовательность встреч, как вид сериального сообщества (Ф. Альберони).

Возникнув на руинах институциональной культуры, тусовка явилась тем свободным открытым пространством, на котором встретились люди, свободные от каких-либо обязательств перед прошлым и полностью открытые перспективе. Тусовка чутка к потенциальности встречающихся и индифферентна к их предыстории. А потому в сообщество это вошли на равных и кандидаты искусствознания, и спекулянты компьютерами, и герои андеграунда, и бывшие функционеры. Тусовка отрицает традицию, она постисторична.

В силу того, что встреча в тусовке лишена какого-либо идеологического опосредования, она обречена быть укорененной исключительно в сфере межличностных отношений, в face-to-face relations (Э.Гофман). Насколько первична встреча для сферы общественных отношений, настолько же первичен и принцип причастности к тусовке: она беспрецедентна в своей открытости и демократизме. Для входа в тусовку не надо обладать никакими априорными качествами или достоинствами, профессиональным или социальным статусом. Тусовка — не дворянское собрание, не академия «бессмертных» и не мафия. Чтобы быть в тусовке, надо просто быть в нужное время и в нужном месте — там, где тусовка воспроизводит себя. Успешный тусовщик — это тот, кто за минимальное время успеет посетить максимальное количество мест. Тусовка есть синдром распада дисциплинарной культуры и социальных иерархий, предельно персонализированный тип сообщества. Лишенная институтов, она замещает их персонализированными суррогатами. Тусовка не знает музея, но у нее есть человек-музей; она не знает полноценных периодических изданий, но у нее есть человек-журнал; у нее нет художественной критики, зато есть критик; нет экспозиционных структур, но есть куратор; нет рефлексии, а есть философ, нет государственной поддержки, но имеется свой министр. Причем суррогаты эти обладают абсолютно перформативным статусом, лишенным какой-либо производственной верификации. Человеку-журналу не надо подтверждать свой статус реальной периодичностью, куратору, чтобы подтверждать свой статус, не обязательно делать выставки (и уже совсем не обязательно — хорошие выставки), а от министра тусовки требуется только присутствие на каждом вернисаже с пластиковым стаканчиком в руках. Тусовка не оправдывает деятельность, у нее нет для этого адекватных критериев — она требует лишь соблюдения встреч. Тусовка — это внепроизводственное и чисто симулятивное сообщество.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Похожие статьи:

Становление национального профессионального театра. Музыкальная жизнь
В формировании белорусского профессионального театра большую роль сыграла театральная культура русского, украинского и польского народов. В белорусских городах действовали местные русские драматические труппы, а также гастролировали акте ...

Ветхозаветные прообразы Евхаристии сербского монументального искусства XIII-XIV вв
Сербское монументальное искусство XIII-XIV вв. оказалось особенно восприимчиво к сюжетам и образам Ветхого Завета, которые в церковной традиции считаются символами или прототипами новозаветных событий и персонажей. Темы ветхозаветных тео ...

Проблема личности в художественной культуре Западной Европы и русского средневековья XVII века
В понятие «художественная культура», как правило, включают многообразные группы процессов и явлений. В данной статье рассматривается аспект развития социального субъекта-личности в мироощущении западноевропейской интеллигенции XVII столет ...