Леонардо да Винчи

Другая культура » Леонардо да Винчи

Страница 2

«Люди видели это (Божий Дар) в Леонардо да Винчи, - пишет Вазари, - Его красоту было невозможно преувеличить, каждое движение было грациозно само по себе, а его способности были столь невероятны, что он мог с лёгкостью преодолевать любые трудности». Что же касается темперамента, то биограф приписывает Леонардо «мужесво и высоту духа поистине королевские ». И хотя не известно ни одного его портрета в молодости, судя по описанию, он был высок, хорошо сложен, темноволос.

Вазари замечает, что Леонардо «мог петь и божественно импровизировал» на лире – сочетание занятий музыкой и изобразительным искусством вообще было очень распространено в эпоху Возрождения. Умение Леонардо вести беседу привлекало к нему все сердца…Он держал слуг, а лошадей, к которым всегда был не равнодушен. Воистину он любил всех животных…Часто, проходя мимо рынка, на котором продавали птиц, он возвращал пленникам утраченную свободу, выпуская их всех из корзин, а торговцу платил запрашиваемую цену. «Леонардо был весьма не равнодушен и к красивой одежде, ко всякого рода розыгрышам и затеям.

Описание Вазари представляет нам общительного молодого человека, певца, лютниста, искусного собеседника. Однако при этом биограф не мог знать, что происходило в голове изображаемого им человека. "Если ты одинок, то полностью принадлежишь самому себе, -- писал Леонардо позже, -- Если рядом с тобой находится хотя бы один человек, то ты принадлежишь себе на половину, даже меньше, в пропорции к бездумности его поведения; а уж если рядом с тобой больше одного человека, то ты погружаешься в плачевное состояние всё глубже и глубже». Образ, который, являл собой миру, был всего лишь приятной маской; в сердце своём он был более чем одинокий человеком

…Итак, Леонардо стал подмастерьем у Андреа дель Верроккио, одного из самых знаменитых художников Италии. Несмотря на то, что этого мастера постигла судьба оказаться превзойденным своим учеником, следует признать его человеком большим и чрезвычайно многогранного таланта, он был превосходным скульптором и бронзолитейщиком, опытным ювелиром, рисовальщиком костюмов и флагов, устроителем празднеств.

Отношения между Леонардо и Верроккио были, по-видимому, сердечными, хотя Леонардо никогда не упоминал о своём учителе в записных книжках. Он жил в доме Верроккио и продолжал там жить уже после того, как был принят в гильдию Святого Луки в 1472 году в возрасте двадцати лет.

Леонардо был окружён произведениями своих предшественников: перед ним были работы Мозачко, первого великого художника эпохи Возрождения, или современных ему мастеров – Паоло Уччелли, фра Филиппо Липпи и Андреа, дель Костаню, чью «Тайную вечерю» Леонардо наверняка должен был изучать скрупулёзно и с пристрастием. Именно опираясь на их успехи, Леонардо и другие художники – Микальанджело, Броматне, Рафаэль, Тициан – в один прекрасный день возвели сверкающей купол Высокого Возрождения.

В 1460-1470-е годы во Флоренции жили выдающиеся учёный, которые оказали влияние на формирующийся ум Леонардо да Винчи. Одним из них был Бендетто дель Аббако, занимавшийся коммерцией, механикой, инженерным делом. Должно быть, именно идеи Бендетто на всю жизнь пробудили в Леонардо интерес к изобретательству и всяческим механизмам.

Среди других людей, оказавших влияние на Леонардо, можно назвать Паоло дель Поццо Тосканелли, выдающегося учёного-математика, астронома и врача.

Несколько тесно общался Леонардо с этими людьми сказать трудно, но весьма вероятно, что он специально искал их общества. Он всегда был прямолинеен и неудержим в своём стремлении к знаниям; если кто-либо обладал интересующими его знаниями, он шёл прямо к цели и спрашивал, что ему было нужно.

В политической жизни Флоренции Леонардо участия не принимал и, возможно, не питал к ней никакого интереса.

…Где-то между 1476 и 1478 годами Леонардо открывает собственную мастерскую. Не известно, на какой улице она была и сколько времени просуществовала, но точно установлено, что Леонардо больше не работал у Верроккио.

Как свидетельствует Вазари, у Леонардо была привычка бродить по улицам в поисках красивых и уродливых лиц, причём уродство, по его мнению, не следовало избегать: он рассматривал уродство как оборотную медаль красоты. Он был «настолько счастлив, когда замечал какое-нибудь забавное лицо … , что начинал преследовать человека, столь привлекшего его внимание, и мог заниматься этим весь день, стараясь составить о нем ясное представление, а когда возвращался домой, то рисовал его голову так хорошо, как будто человек этот сидит перед ним .»

Леонардо хранил свои впечатления не только в памяти, он носил с собой книжечку для эскизов, которую советовал иметь при себе и другим художникам в своём «Трактате о живописи». 28 декабря 1478 года Леонардо да Винчи прогуливался по Флоренции со своим альбомчиком. Ему тогда было почти двадцать восемь лет. Дата установлена в связи с неким историческим событием. За год до этого дня произошло кровопролитное, но неудачное покушение на Медачи, и вот теперь один из конспираторов, который в своё время бежал в Турцию, был возвращён во Флоренцию и повешен на одном из общественных зданий. Леонардо видел тело, видел сочетание страсти, презрения и ненавистина мёртвом лице, - и сделал набросок. На том же самом месте он пометил: «Маленькая шляпа рыжевато-коричневого цвета, костюм из чёрного атласа, отороченная черная куртка, голубой камзол, отороченные чёрным, и белые бархатные нашивки. Бернардо да Бандино Барончелли. Чёрные чулки.» Существуют две точки зрения на бесстрастные слова Леонардо. Согласно одной: слова эти свидетельствуют об аномальном отчуждении от всего человеческого, согласно другой : в этот момент он действовал так, как должен был действовать художник, делая заметки для картины, в которую вложил бы все свои чувства.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие статьи:

Михайловский замок
Михайловский замок (он же с 1823 - Инженерный) - одно из самых мистических мест Петербурга и в то же время одно из самых кровавых. Это некий "Нагль-фар", корабль мертвецов, в петербургской топографии. На небольшом пятачке земли ...

Традиции философии XVII века в мировоззрении и эстетике Флобера
Поклонение XVII веку Флобер называл одной из причуд XIX столетия. Для самого же писателя увлечение этой эпохой не было лишь данью интеллектуальной моде. Глубокий и искренний интерес к семнадцатому веку был свойственен ему на протяжении вс ...

Искусство времени Эхнатона и его преемников
Конец XVIII династии — это период, имевший совершенно исключительное значение в истории египетского искусства. Следствием завоевательных войн царей XVIII династии был рост богатств знати и тесно связанного с ней жречества; это обогащение ...