"Новый русский" как фольклорный персонаж

Другая культура » "Новый русский" как фольклорный персонаж

Страница 4

Все эти особенности речи работают на легкую узнаваемость персонажа, придает ему яркий, характерный колорит. Наиболее комичны две черты в языковом поведении “нового русского”: во-первых, он говорит исключительно штампами, постоянно повторяя одни и те же выражения; во-вторых, его неумение вести диалог очень хорошо иллюстрирует присущие персонажу глупость и невежество.

Только “новый русский” может спросить у архангела: “Ты че на облаке тусуешься?”, а потом назвать его “вороной гребаной”. Только “новый русский” может обратиться к черту “братан” и заметить: “Где-то ты меня кидаешь!”. В этих нестандартных ситуациях он неадекватен до абсурда.

Совокупное действие компонентов (действия, портрет, речь) формирует образ настолько яркий, мгновенно узнаваемый, что по этим характеристикам, на наш взгляд, “новый русский” не уступит в выразительности и законченности таким героям анекдотов, как Чапаев или Вовочка. Если из “шестисотого” вылезает некто в малиновом пиджаке и с золотой цепью на шее, раскидывает пальцы веером и говорит водителю другой машины: “Ну че, блин, понял, на кого ты, в натуре, наехал?!”, то этот “некто”, несомненно, “новый русский” и перед нами – фрагмент анекдота, а точнее – «столкновение на дороге».

Персонаж как бы притягивает к себе мини-темы, из которых формируется сюжет. Их не так много. Автору известно 13 основных тем, формирующих сюжеты подавляющего большинства анекдотов, где главным персонажем является «новый русский”:

• демонстрация богатства,

• пари,

• столкновение на дороге,

• дорожная авария с тяжелыми последствиями для “нового русского”,

• покупка (машины, яхты, виллы и т.п.),

• рассказ о заграничных впечатлениях

• визит к врачу

• одалживание денег

• встреча с представителями власти или бандитами,

• встреча со сверхъестественным существом,

• встреча с панком,

• развод с женой,

• выбор места отдыха за границей

Еще один вопрос, связанный со стилем анекдотов о “новом русском” – это виды использующихся в них языковых игр и то место, которое эти языковые игры занимают в формировании текстов анекдотов. Рассмотрим следующий текст:

В “Мерседес” нового русского на светофоре врезаются старенькие “Жигули”. Новый русский подходит к ним, вытряхивает из них водителя, мужичка такого невзрачного. Новый русский спрашивает:

-Ты, блин, кто?!

-Я писатель, прозаик…

-Про каких, блин, заек?!

Прием, на котором строится этот анекдот – каламбур, то есть использование омофонов для создания комического эффекта, возникающего при сознательном нарушении так называемой максимы однозначности. Этот прием часто используется в анекдотах, особенно в цикле “про Штирлица”.

Но цель использования этого приема другая: показывается невежество “нового русского”, который не знает слова “прозаик”. Однако комизм анекдота заключается не только в этом. В финале анекдота второй персонаж мгновенно превращается из “писателя-прозаика” в “писателя про заек” .

Рассмотрим еще один текст:

Новый русский приезжает к своему другу и видит, что у него рядом с домом – теннисный корт. Сампрас с Агасси играют, а Кафельников и остальные ждут своей очереди Новый русский говорит своему другу:

-Ого! Круто! Как же ты их сюда заманил? Сколько дал?

А он отвечает:

-Да понимаешь, нашел тут у тещи на чердаке старую какую-то бутылку. Потер ее, а оттуда – джинн. В общем, он желания исполняет…

-Дай-ка мне!

-На, держи. Учти только, он глуховат. Лучше проси.

Новый русский хватает бутылку и кричит:

-Слышь, джинн! Я хочу баксов, море баксов, чтоб с неба падали баксы!

Через минуту с неба начинают сыпаться факсы. Второй новый русский говорит:

-Я же тебе говорил, что он глухой. Ты что думаешь – я у него большой теннис просил?!”

Текст очень интересен по многим причинам. Во-первых, используется сказочный мотив: джинн, выпущенный из бутылки. Во-вторых, становится видно, что проблема персонажа в анекдоте очень сложна. Ведь на вопрос, являются ли теннисисты персонажами этого анекдота, пока нет однозначного ответа. У них есть имена, они совершают действия, они необходимы в сюжете анекдота, но все же они скорее фон. Используется характерный для традиционных анекдотов и анекдотических сказок мотив недопонимания, недоразумения, объясняемого физическим недостатком одного из персонажей (глухотой джинна). Джинн совершает “дурацкие” действия, приводящие к абсурдному результату, но в дураках оказываются “новые русские”. Налицо мотив «сверхъестественный персонаж не в состоянии выполнить желания «нового русского». Джинн выступает в том же качестве, что и золотая рыбка, которая не может превратить уродливую жену “нового русского” в красавицу.

Языковая игра в этом анекдоте очень проста – использование в целях создания комического эффекта созвучия слов. “Факсы” звучит похоже на “баксы”, таким образом профанируется значение слова, которое применительно к анекдотам про “нового русского” можно рассматривать как аналог сакрального понятия – ведь могущество “нового русского” строится именно на баксах. Само по себе это уже профанация сказочного “сокровища”. Но “новые русские” не могут увидеть комизма ситуации, в которой американские доллары подменяют сказочные волшебные предметы и выполняют функцию источника силы. Это и обыгрывается в анекдоте, когда “священные” баксы заменяются “никчемными” факсами. Заметим, что факсы вдобавок падают с неба. Идея закадровой развязки доведена до предела - слушатель должен сам догадаться, что именно просил “новый русский”, получивший “большой теннис”. Развязка неожиданно эротична. Роль слушателя в этом анекдоте особенно велика. Если он не знает загаданного слова, смысл анекдота от него ускользнет. Текст полностью актуализируется только в закадровом финале.

Страницы: 1 2 3 4 5

Похожие статьи:

Улица Яблочкова. Сквер, памятник-монумент
Горящий танк мчался вперед, сквозь ураганный огонь вражеской артиллерии, через минное поле, на котором уже подорвалось несколько танков. Доконца оставалось лишь несколько метров, когда под гусеницей взорвалась мина. Сметь настигла героич ...

"Новый русский" как фольклорный персонаж
Цикл - естественная форма бытования анекдотов. В поле зрения исследователей попали уже многие бытующие в настоящее время циклы. Но практически во всех исследованных циклах главные персонажи имеют литературный, или скорее, кинематографичес ...

Александр Сергеевич Грибоедов
Если Пушкин цели своей жизни видел в поэзии, то его современник и друг прошел яркий путь в гражданском служении России: это один из видных русских дипломатов, участвовавших в формировании российской политики в Азии и на Кавказе. Поучитель ...