"Новый русский" как фольклорный персонаж

Другая культура » "Новый русский" как фольклорный персонаж

Страница 1

Цикл - естественная форма бытования анекдотов. В поле зрения исследователей попали уже многие бытующие в настоящее время циклы. Но практически во всех исследованных циклах главные персонажи имеют литературный, или скорее, кинематографический прототип. В анекдоте материал (книга, фильм, мультфильм) претерпевает три стадии изменений: абсурдизация готового мотива; инверсия качеств персонажа; возникновение метатекстов ("квазианекдотов"). Однако исследование только циклов с персонажами, имеющими прототипы, затрудняет и постановку, и разрешение важных теоретических вопросов: о принципах циклизации, о взаимодействии циклов и об их бытовании.

Автор впервые услышал словосочетание “новый русский” весной 1992 г. от человека, который причислял себя к этой, тогда только еще возникавшей, социальной группе. Тогда в это определение вкладывался позитивный смысл. Этимологически русское выражение “новый русский” восходит к английскому “new russian” и является калькой. Словосочетание “new russian” начало употребляться в зарубежной англоязычной прессе на рубеже 80-х – 90-х гг. и несло позитивную оценку с оттенком удивления: очень непривычно смотрелись на Западе первые постсоветские бизнесмены. Очевидно, сначала наименование “новый русский” было самоопределением и самоназванием. Следующий этап, хронологически почти неотделимый от первого – это отрыв названия “новый русский” от среды, его породившей. В языке представителей других социальных групп это было “чужое слово”, обозначавшее чужака, “не такого, как мы”. Начинала работать оппозиция “свой/чужой”. Она реализовывалась во всех сферах и на всех уровнях; особенно это заметно – в языке. Образ чужака в фольклоре, как многократно было доказано, - традиционный объект насмешек. Здесь обнаруживается явное типологическое сходство с «представителем глупого народа» – то есть образом традиционных анекдотов и бытовых сказок. Но для того, чтобы насмешливо-отрицательное отношение к “чужаку” проявилось в форме фольклорных произведений, “чужак” должен стать художественным образом, персонажем, подчиняющимся законам жанра (в данном случае – современного народного анекдота). Цельный, характерный, узнаваемый персонаж является центром любого цикла анекдотов. Он формируется тремя аспектами: действие и взаимодействие с другими персонажами, в которых герой проявляет свои качества; стиль и другие особенности речи; портретная характеристика (включая атрибуты). Отправной точкой для создания образа “нового русского” служит некий собирательный образ типичного представителя этой социальной группы, сложившийся в массовом сознании.

Какие же действия совершает фольклорный “новый русский” и как и с какими другими персонажами он взаимодействует? “Новый русский” покупает безумно дорогие машины (“кузов платиновый, бампер золотой, колеса серебряные…”); яхты (“паруса – малиновые, мачты – веером!!!”); картины (“ранний Сальвадор Дали”); замки и виллы; модную и стильную одежду (“пиджак на мне от Версаче…); ювелирные украшения для себя и жены (“цепь золотую, килограммов на десять”) и другие атрибуты немыслимого, непомерного богатства.

“Новый русский” часто ездит за границу (в Америку, в Париж, на дорогие курорты), ест деликатесы (“суп из акульих плавников”, “филе из лягушачьих лапок”). Его отдых – пьянки в ресторанах, игра в казино, общение с “девочками”.

Как ясно из цитат, ценность всех вещей, которыми обладает или которые приобретает “новый русский”, гиперболизируется: если машина – то «шестисотый” (желательно целиком из драгоценных металлов), если жилье – то средневековый замок или огромная вилла, если украшения – то тяжелая золотая цепь или бриллианты не встречающихся в природе размеров. Квинтэссенция гиперболизированного богатства – “миллиард баксов на счету в швейцарском банке”.

Примерно половина анекдотов о “новых русских” посвящена их взаимодействию между собой. “Новые русские” хвастаются своим богатством, рассказывают друг другу о своем отдыхе и о заграничных впечатлениях, просят друг у друга взаймы. При этом в долг никто никому не дает (или дает, но на абсолютно абсурдных условиях), в рассказах о Париже фигурирует “Фефелева башня”, а на курорте “новый русский” выходит из воды в ластах, малиновом пиджаке, зеркальных очках и с сотовым телефоном.

“Новый русский” как образ наиболее выразительно раскрывается во взаимодействии с другими персонажами. Этих персонажей по отношению к самому “новому русскому” можно разделить на пять групп.

Первая группа – это “специалисты”, то есть мастера своего дела, профессионалы в какой-либо области (искусствовед, архитектор, врач, автослесарь, страховой агент и т.д.).

Вторая группа – люди, принципиально противопоставленные “новому русскому” по своим социокультурным характеристикам (панк). Третья – сверхъестественные персонажи (золотая рыбка, черт, ангел). Как своеобразный аналог сверхъестественному персонажу может выступать компьютер. Четвертая группа персонажей, с которыми может взаимодействовать “новый русский”, обладает минимальным набором характеристик. Такой персонаж именуется “человек”, “мужик”, “прохожий” и т.п.

Страницы: 1 2 3 4 5

Похожие статьи:

Духовная культура
Слово "культура" происходит от слова "культ" – вера, обычаи и традиции предков. Тот, кто забывает это,– не имеет права считаться культурным человеком. До христианства и других монотеистических религий все народы были ...

Андреас Шлютер
В 1713 году в Петербург прибыл знаменитый немецкий архитектор и скульптор, строитель берлинского дворца и цейхгауза, автор "масок умирающих воинов" и памятника великому курфюрсту – Андреас Шлютер (1664 -1714). Он пробыл здесь ли ...

Искусство Шумера
В начале 3 тысячелетия до н.э. рост классовых противоречий привел к образованию в Двуречье первых небольших рабовладельческих государств, в которых были еще очень сильны пережитки первобытно-общинного строя. Первоначально такими государст ...