Литературные кафе Санкт-Петербурга начала XX века

Другая культура » Литературные кафе Санкт-Петербурга начала XX века

Страница 13

“Бродячая собака” – значительная веха в истории русской культуры, и хочется надеятся, что история этого дома и его обитателей будет изучена полнее и обстоятельнее.

Какова же дальнейшая судьба дома Дашкова, в котором размещалась “Бродячая собака”. После Октябрьского переворота, он был национализирован и заселен новыми жильцами, превращен в обычный жилой дом. В 1997 году этот дом оказался под угрозой капитального ремонта и полной внутренней перестройки. 10 января 1997 года губернатор Санкт-Петербурга В.Н. Яковлев подписал распоряжение о реконструкции дома, прдусматривающее рассление жильцов дома и передачу прав на здание акционерному обществу закрытого типа “Балтийская строительная компания”. Проект перестройки предусматривает уничтожение подвала “Бродячей собаки” и полную переделку архитектурно-планировочной исторической структуры здания, и устройство и устройство в здании новых больших квартир по 200-300 кв. метров, совершенно не соответствующих планировке начала XX века.

К чести жильцовдома многие из них не согласились покинуть дом. Они организовали Товарищество собственников приватизированных квартир и добиваются отмены распоряжения губернатора. Они понимают то, что уничтожение интерьеров дома комнаты которого и в наше время хранят память о высочайших взлетах в музыкальной, артистической, художественной и литературной жизни Санкт-Петербурга, России и Европы- о Пушкине и Гоголе, Глинке и Вяземском Михаиле и Матвее Виельгорских и Павле Яковлевиче Дашкове : уничтожение подвала населенного тенями Ахматовой и Гумилева, Оленьки Глебовой-Судейкиной и Всеволода Князева, Мандельштама и Хлебникова и многих-многих других дорогих нашему сердцу. Хочется верить, что власти и общественность нашего города не допустят этого.

А может быть, когда-нибудь и возрадится “Бродячая собака”, и нигде-нибудь, а там где она была.

Семдесят пять лет назад Георгий Иванов писал:

Январский день. На берегу Невы

Несется ветер разрушеньем вея.

Где Олечка Судейкина , увы,

Ахматова, Паллада, Соломея?

Все, кто блистал в тринадцатом году.

Лишь призраки на петербургском льду.

Вновь соловьи засвищут в тополях,

И на закате в Павловске иль в Царском

Пройдет другая дама в соболях

Другой влюбленный в ментике Гусарском…

Но Всеволода Князева они

Не вспомнят в дорогой ему тени.

Кто знает? Может быть вспомнят и Всеволода Князева и Бориса Пронина и “Собаку”. Сбудуться мечты и подвал возродится.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 

Похожие статьи:

Живопись советской эпохи. Социалистический реализм
До 30-х гг. сохранялись еще некоторые различия между направлениями и эстетиче­скими системами. После 1932 в СССР разделение искусства на “официальное” и “неофици­альное” окончательно закрепилось после разгона всех художественных группиров ...

Колокол как музыкальный инструмент
Колокола были единственным музыкальным инструментом, который не только не запрещался, но даже специально привлекался к богослужению в православной церкви. Колокола на Руси были излюбленным и демократичным музыкальным инструментом. Их люби ...

Антиной
Эстет и любитель роскоши (что не считалось среди римлян чем-то предосудительным), Адриан и сам желал быть запечатленным в образе греческого философа, отрешенно размышляющего среди цветущего сада о вещах, далеких от реальной жизни. Этой це ...