«Баллада о солдате». Григорий Чухрай. Алеша Скворцов

Другая культура » «Баллада о солдате». Григорий Чухрай. Алеша Скворцов

Страница 3

Просветленная классичность в сочетании с редкостной задушевностью — свойство режиссуры Григория Чухрая, его следующих фильмов: драмы "Чистое небо" об отверженном и реабилитированном летчике-герое, повести о чете любящих и одиноких "Жили-были старик со старухой" и других. Но вклад в отечественную культуру Григория Чухрая — великого кинематографиста — не исчерпывается только его картинами. У него были и другие миссии, другие грани таланта и личности.

В анналах кино живет легенда, она же непреложный факт, как на некоем высшем государственном советском собрании в Кремле Чухрай вступил в прямой поединок с самим Никитой Хрущевым, который, как известно, "за словом в карман не лез" (русская народная поговорка) и в выражениях не стеснялся. Хрущев хотел закрыть Союз кино "за ненадобностью". (Один из многих вензелей и контрастов эпохи: оттепель не стоит идеализировать). Пламенная речь Чухрая — оратора милостью Божьей — повергла в прах самого генерального секретаря: киносообщество осталось жить. И всюду, где бы ни выступал Чухрай, победа оставалась за ним, и в Москве, и в Париже.

В конце 1960-х этот человек огромной творческой энергии пробует себя на новом поприще: он организует новаторскую по тем временам структуру кинопроизводства: внутри системы Госкино СССР она должна была работать на хозрасчете, от доходов с проката фильмов. "Экспериментальная творческая киностудия при Мосфильме" собрала талантливых людей.

На "студии Чухрая", как называли ее кинематографисты, были поставлены картины "Не горюй", "Белое солнце пустыни", "Белорусский вокзал", "Солярис" и другие фильмы — гордость советского кино!

Но при всем своем влиянии и даре убеждения Чухрай не смог спасти свое детище от закрытия, причиной чего была подозрительность советского начальства ко всему, что намекало на "частную инициативу": оттепель оттепелью, а идеологию размывать не позволено!

Проекты перестройки кинодела, которые предлагал Чухрай один за другим, отвергались. А тем временем сердечная болезнь подкрадывалась к нему, раны войны давали себя знать все сильнее. Уже тяжелобольной Григорий Наумович взял на себя руководство мастерской на Высших курсах режиссеров и сценаристов. Ученики его не просто любили — преклонялись перед ним .

"Моя война" — так назвал Чухрай книгу своих воспоминаний. Писал ее тяжелобольным, прикованным к постели. Это документальная и высокая литература очевидца, современника трагического века, выдающегося художника из его глубины.

Григорий Наумович Чухрай скончался от очередного инфаркта миокарда, кажется, шестого по счету, отметив свое 80-летие, ранней осенью 2001-го. Его хоронили с воинскими почестями.

Страницы: 1 2 3 

Похожие статьи:

Образование между культурой и цивилизацией
Пренебрежительное отношение к почвенникам и почвенничеству стало едва ли не показателем элитарности в культуре, ибо последнее из памятных проявлений почвенности именовалось "деревенской" литературой, прогрессистам-западникам не ...

Ветхозаветные прообразы Евхаристии сербского монументального искусства XIII-XIV вв
Сербское монументальное искусство XIII-XIV вв. оказалось особенно восприимчиво к сюжетам и образам Ветхого Завета, которые в церковной традиции считаются символами или прототипами новозаветных событий и персонажей. Темы ветхозаветных тео ...

Доменико Трезини
Первый петербургский архитектор-иностранец был Доменико Трезини, который до 1713 года, по-видимому, строил тут один3. За первые десять лет существования города им выстроено чудовищно много, до того много, что трудно представить себе, когд ...