Литературное наследие

Другая культура » Литературное наследие

Страница 3

В XV – начале XVI в. складываются крупнейшие книжные центры Древней Руси: библиотеки Троице-Сергиевой лавры, монастырей Кириллова-Белозерского, Соловецкого, Иосифо-Волоцкого, Антониева-Сийского, Чудова. В программу посещения этих монастырей необходимо включить рассказ об этих знаменитых библиотеках.

В конце XV века на Руси появляется полный свод библейских текстов, составленный при кафедре новгородского архиепископа Геннадия — так называемая Геннадиевская Библия. Этот факт необходимо учитывать при посещении Новгорода.

XVI в. – столетие важнейших обобщающих предприятий. Создается Русский Хронограф – историческое произведение, обобщающее огромный объем летописного материала. В этой работе значительную роль сыграл Московский митрополит Даниил – постриженник Иосифо-Волоцкого монастыря. Характерно, что наиболее ранние списки и подготовительные материалы к Хронографу были созданы в Иосифо-Волоцком монастыре. Другое важное обобщающее произведение - Волоколамский патерик, созданный по образцу как древних патериков восточной церкви, так и русского Киево-Печерского патерика. Также с именем Даниила Московского связано и еще одно историческое произведение – Никоновская летопись.

Особый интерес представляет и судьба Максима Грека – европейски образованного афонского монаха, ставшего одним из самый ярких русских церковных писателей. Места, связанные с его биографией – Москва, Иосифо-Волоцкий монастырь, Тверской Отроч монастырь и Троице-Сергиева Лавра могут составить целый агиобиографический паломнический маршрут.

И, наконец, при Московской митрополичьей кафедре под руководством Митрополита Макария создается гигантский свод житийных и поучительных текстов – Великие Минеи Четьи, книга предназначенная для ежедневного благочестивого чтения. С именем Митрополита Макария связан и расцвет лицевого (иллюстрированного) книгописания. Большое количество лицевых рукописей находится в московских древлехранилищах: Рукописных отделах Российской Государственной библиотеки и Государственного исторического музея, а также в Российском архиве древних актов, где они доступны для экскурсионного показа.

Центральной фигурой в духовной литературе начала XVII столетия, Смутного времени, является Патриарх Гермоген. Как писатель, почтивший святыни своей Казанской епархии, он проявил себя и прославился еще в конце XVI в. В XVII в. с его именем связано в первую очередь героическое противостояние польско-литовскому нашествию. Теме этого противостояния посвящен целый ряд произведений историко-публицистического характера: "Новая повесть о преславном Российском царстве", "Плач о пленении и конечном разорении Московского государства", "Повесть о преставлении князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского", "Сказание" келаря Троице-Сергиевой Лавры Авраамия Палицына, "Летописная книга" Катырева-Ростовского. Упоминание всех этих произведений весьма уместно как при показе памятных мест Москвы, связанных со смутным временем, так и при паломничествах в Костромской Ипатьевский монастырь, связанный с установлением династии Романовых.

"Житие Петра и Февронии Муромских", "Повесть о Юлиании Лазаревской" – новый этап в развитии житийной литературы. Житие приобретает черты бытовой повести. Интересно, что начало развития этого жанра связано именно с муромской землей.

В XVII в. начинается заметное обмирщение русской литературы, появляется вымышленный герой – явление немыслимое в литературе Древней Руси. Создается почва для проникновения в русскую литературу влияний, мотивов и художественных методов литературы западной. Это и случается в XVIII в., после петровских реформ. Однако классицизм и литература эпохи Просвещения, основанные в основном на протестантской идеологии, не нашли широкого развития на русской почве.

Нельзя не отметить как трагический итог эпохи возникновение четкой границы между литературой светской и духовной. Труды церковных авторов XVIII – XIX вв. — святителей Тихона Задонского, Димитрия Ростовского, Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова и др. практически не входят в круг чтения образованной публики того времени, несмотря на то, что помимо глубоко духовного содержания они обладали и бесспорными художественными достоинствами. Судьба каждого из этих замечательных писателей может быть раскрыта в агиобиографическом паломническом маршруте.

После недолгого и не слишком плодотворного увлечения западными влияниями, освоив за сто лет европейскую стилистику и художественные приемы, подчас заразившись и разрушительными для духовного здоровья идеями религиозного индифферентизма и даже атеизма, русская литература возвращается к своим традиционным нравственным ценностям, хотя и абсолютно в новой форме. Именно эта духовная преемственность между древней и новой русской литературой позволяет использовать последнюю если не для паломнических, то для духовно-просветительных маршрутов.

Страницы: 1 2 3 4 5

Похожие статьи:

Фресковая и мозаичная роспись
Наряду с иконописью развивалась фресковая живопись, мозаика. В переводе с итальянского слово «фреска» означает «свежий», «сырой». Это живопись по сырой оштукатуренной стене красками, которые разводятся водой. Высыхая, известь плотно соеди ...

Ограничитель в толкованиях о классике
Может быть классика – своего времени: классика в литературе 18 столетия и в литературе века 20-го, то, что не будет отнесено к вневременным ценностям. Что поделаешь, если сама поэтика, предположим "Слова о полку Игореве" восприн ...

Легенды о колоколах
Звук больших колоколов всегда создавал ощущение магической, необыкновенной силы и таинственности. Это впечатление связывалось не столько с самим ударом колокола, сколько с его гулом. В Вологодской летописи XVI в. описывается необычное таи ...