Периодизация истории культуры

Другая культура » Типология и периодизация культуры » Периодизация истории культуры

Страница 2

Критерий периодизации, основанный на сопряжении всех сфер социокультурной деятельности человека (в первую очередь духовно-религиозной, нравственной, научно-интеллектуальной, художественной, и лишь потом экономической, политической, технико-промышленной и др.) в силу своего универсализма может применяться к рассмотрению культурного процесса во всей полноте, учитывая при этом его многовариантный, разноликий, неравномерный характер по отношению к различным компонентам культуры, к различным локальным культурам; позволит анализировать историю культуры с собственно культурной точки зрения, двигаться в направлении поиска универсальной культуроведческой методологии. Ряд сфер социокультурного бытия человека выделены не случайно, “под судьбой человека нельзя понимать лишь судьбы социальности . немыслимо представить себе это будущее без пристального всматривания в судьбу человека как носителя духа, т.е. личности”. Способный к рефлексии человек принадлежит как миру природному, так и сверхприродному. О последнем М. Мамардашвили говорил как о “невидимой тайной родине”, “ .все мы – поскольку мы существа сознательные – имеем вторую родину, и как духовные существа, как люди являемся именно ее гражданами”. Понимая культуру как объективацию высших форм сознания, мы подчеркиваем демиургическую роль духа, интеллекта, трансцендентирования в истории человечества.

Науки о человеке, а таковыми являются все гуманитарные науки, не могут не иметь методологической точкой отсчета самого человека как творца культуры. Поскольку субъектом и объектом истории культуры выступает прежде всего человек, то требуется рассмотрение истории культуры с точки зрения человековедческой проблематики. Следовательно, в основе “социокультурного критерия” необходимо должны присутствовать психологические черты эпохи, исходные типы мышления, господствующие в конкретном обществе (коллективная ментальность), главенствующий тип человека в разное историческое время, степень “духовной эмансипации” человека, то есть каждая историческая, культурная эпоха должна быть антропологически трактуема. Как писал Ж. Маритен, “печали и надежды нашего времени, безусловно, имеют своим началом материальные причины, экономический и технический факторы, которые играют существенную роль на всем протяжении человеческой истории. Но в равной степени они происходят из мира идей, из той драмы, в которую вовлечен дух, из невидимых сил, которые возникают и развиваются в наших умах и сердцах. История не является механическим развитием событий, в центре которых человек всего лишь присутствует как некто посторонний. Человеческая история в ее подлинной сущности именно человеческая, она – история нашего собственного бытия, история этой презренной плоти, которая находится в рабской зависимости, налагаемой природой и собственными слабостями, но которая, тем не менее, является местом обитания духа и просвещается им, а, кроме того, наделена опасной привилегией свободы. Нет ничего более важного, чем события, которые происходят в той невидимой вселенной, которой является человеческий ум”.

Измерить и периодизировать жизнь человеческого духа? Возможна ли постановка подобного вопроса, возможно ли обнаружение ответа на него? В лице культурной реальности мы имеем дело с чрезвычайно высоким уровнем бытия, наложение на процесс развития истории культуры объяснительных схем, строящихся “от известного”, требует не менее чрезвычайной осторожности.

Страницы: 1 2 3 4

Похожие статьи:

Ажоражоне
В историю искусства Высокого Воз­рождения яркую страницу вписала Венеция, где этот период продол­жался до середины XVI в. Особое ве­ликолепие город приобрёл после перестройки его центра учеником Браманте Якопо Сансовино (I486— 1570). Напр ...

Фараон
Фараон играл в жизни египтян особую роль. Это слово нельзя перевести как царь, король или император. Фараон был верховным правителем м одновременно верховным жрецом. Фараон был богом на земле и богом после смерти. К нему относились как к ...

Лев Николаевич Толстой
Если бы предложить наиболее полное выражение гения русской прозы, то это был бы именно Лев Толстой. Проза – сложнейшая творческая стихия, и Толстой весь ушел в этот мир, не испытывая никогда всерьез свой талант рифмованными строчками, раз ...