Сапунов

Страница 4

Известная картина Сапунова „Карусель" (1908, Русский музей) примыкает к его театральным эскизам. Все мелькает в ней, кружится и несется в стремительном вихре: и ярко-желтые деревянные кони, и разряженные девки, и полотнища с вытканными животными, и цветные фонарики, и развевающийся флаг, и кружево обступивших деревьев. И вместе с тем в этой цветной мозаике, в этом пестром подобии калейдоскопа предметы рассыпаются, действие прекращается, движение останавливается. Картина это больше, чем фиксация преходящего момента. Это как бы увековечение вечной, незыблемой формулы бытия.

Картина Сапунова, написанная мелкими, дробными мазками, словно выложена из разноцветных камешков. Эти живописные приемы были тогда повсюду распространены. Но колорит несет на себе неповторимый отпечаток чисто русского понимания. Краски радужные, яркие, звонкие, пронзительные, как в древних новгородских иконах и в народных вышивках, не спорят друг с другом, не гаснут и не тлеют, в них нет взвешенности и уравновешенности, как в классической живописи. Язык красок передает не какие-либо сложные душевные состояния, но прежде всего безоблачную радость, веселье, раскатистый, задорный и лукавый смех, как в наших народных песнях и плясках.

Среди работ Сапунова особое место занимают эскизы к „Гензель и Гретель" Э. Гумпердинка и к „Дяде Ване" А. Чехова. В эскизах к опере-сказке с их врубелев-скими перламутровыми тонами и мозаической техникой возникают очертания небывалого, несбыточного города. Серебряный серп луны на небе, речка, через которую перекинут горбатый мост, в воде зыбкое отражение устремленных к небу тесно сгрудившихся домов-башен с остроконечными шпилями. Прекрасная, детски наивная мечта! Редкая способность большого мастера облечь в четкую живописную форму хрупкое порождение детского воображения !

В эскизах к „Дяде Ване" Сапунов переносит нас в гущу провинциальной, усадебной жизни, которой увлекались тогда и Б. Кустодиев и К. Юон. Но и на этот раз Сапунов не ограничивается воссозданием характерной обстановки, но вслушивается в скрытую музыку жизни. В эскизе ко второму действию в столовой дома Серебрякова с полосатых обоев назойливо выпирают зеленые цветочки, кажется, способные вытеснить из интерьера живого человека. Эскиз к третьему действию, гостиной, — это прекрасный, но безвозвратно покинутый интерьер. Желтизна осеннего парка заглядывает в окна, гармонируя с желтыми ламбрекенами. Ее оттеняет голубизна стен, белых чехлов на креслах и на люстре. Пустые кресла рождают ощущение душевной пустоты, как в современной пьесе Ионеско „Стулья".

В последние годы жизни художник сложными извилистыми путями как бы возвращается к далеким исходным позициям. Когда-то было преклонение перед красотой театральной иллюзии, но она оказалась развенчанной, было увлечение красочностью фольклора, но и оно прошло, была насмешливая ирония, но от нее осталось ощущение пустоты. В конце концов жизненный и творческий опыт помог художнику прямо взглянуть в глаза неприкрашенной правде и вынести приговор ей из всей глубины своего сердца.

Одна из последних работ Сапунова — „Чаепитие" (1912) — похожа и на театральный эскиз и на народный лубок и вместе с тем больше всего — на жанровую картину. Художник словно сказал себе: довольно любоваться красотой театральных зрелищ, затейливостью маскарадов, красочностью ярмарочных подмостков! Вот он без масок и прикрас — густой и гнетущий мещанский быт, давящая каждо-дневность русской провинции.

Страницы: 1 2 3 4 5

Похожие статьи:

Ажоражоне
В историю искусства Высокого Воз­рождения яркую страницу вписала Венеция, где этот период продол­жался до середины XVI в. Особое ве­ликолепие город приобрёл после перестройки его центра учеником Браманте Якопо Сансовино (I486— 1570). Напр ...

Культурологическая концепция Рихарда Вагнера
Шел 1813 год. Бурные события потрясали Европу. Кровавое десяти­летие наполеоновских войн подходило к концу. "Великая армия" Наполе­она погибла в снегах России. На полях Германии, под Лейпцигом, соб­рались войска русских, прусако ...

Традиции и современность
Особая заслуга в становлении бытового костюма принадлежит Н.П. Ламановой – подлинному художнику по костюму. Ламановское трактование костюма не только вызывает интерес к чисто внешней стороне жизни общества, но заставляет вглядываться в бы ...