Сапунов

Страница 3

В картине Сапунова „Таверна" живописная манера позднего К. Коровина доведена до высшей степени утонченности. В состязании с предшественником Сапунов едва ли не одерживает победу. Сколько ни рассматривать эту картину вблизи, в ней ничего не разглядишь, кроме размашисто и сочно положенных мазков, красных, синих, желтых со множеством оттенков и полутонов. Нетерпеливый зритель отойдет от картины неудовлетворенным. И все же при отсутствии отчетливости в передаче фигур и предметов в ней воссоздается атмосфера переполненной таверны, шум, гам, говор, смех, крики, перебранки, шутки, хождение взад и вперед, теснота, духота, мерцание огней, звон стаканов, пенящееся пиво, дымящие трубки — все это сказано языком красок. Кто уловит это общее, тому удастся в этих небрежных мазках угадать множество фигур и подробностей.

На этом пути можно было преодолеть театральную условность и, передавая свои впечатления во всей их непосредственности, подойти и к самой толще народного быта. Но этот подход, видимо, художника не удовлетворял. Чтобы приблизиться к народу, нужно говорить о нем так, как он сам говорил о себе. Отсюда пробуждается его ненасытная тяга выйти на площадь, в толпу, в ярмарочный балаган.

И вот в изысканные красочные гармонии Сапунова с их густыми певучими тонами врываются яркие, пестрые, режущие краски. В эскизах к „Шарфу Коломбины", „Мещанину во дворянстве" и в ряде эскизов к занавесям он целиком во власти фольклорной стихии (М. Алпатов и Е, Гунст, указ, соч., табл. 9.). Их крикливая многокрасочность и резкий контурный абрис могут показаться признаками огрубения. Рисунок пестро расцвечивается любимым трезвучием синего, желтого, оранжевого. В этих работах Сапунова видно, что он был очарован русским лубком, росписями крестьянских прялок, народной керамикой. Перед этими работами Сапунова невольно вспоминается „Серебряный голубь" А. Белого, готовность его героя поклониться в лице Матрены всему народу, мечта его войти в хоровод народного праздника и отречься от утонченно-анемичной культуры.

Трудная задача, особенно для такого художника, как Сапунов, который ие хотел все переписать своим почерком, обо всем говорить от своего лица. Некоторые лубочные декорации Сапунова своей грубоватой сатирой напоминают листы Хогарта. Но в ряде эскизов к занавесям, вроде „Весны", милое простодушие побеждает насмешку и иронию (М. Алпатов и Е. Гунст, указ, соч., табл. 15.). Он достигает в них такой солнечной ясности, такого упоения счастьем, что легко поверить — если это блаженство в жизни еще не наступило, то его предчувствие может порадовать зрителя хотя бы на театральных подмостках.

В сельских праздниках на лоне приветливой природы легко различимы танцующие пары, целующиеся влюбленные, пышные кроны деревьев, яркие цветы и безмятежно проплывающие по небу похожие на колбаски облачка (Каталог выставки Н. Сапунова, М., 1963, №38.). Конечно, нельзя принимать все это всерьез, ирония дает о себе знать и здесь. Но все же нельзя оставаться равнодушным к тому, как это веселое лицедейство превращается в картину. Желтая кофта красотки светится, как созревший на солнце подсолнух, яблоки на деревьях розовеют, как пухлые тела порхающих амуров, яркие цветы горят, как подрумяненные губки красоток, просветы голубого неба сливаются с мелькающими среди деревьев парка голубыми платьями. Невинные шалости и шутки воображения, причудливые росчерки кисти художника выдают заветные потребности его сердца. Пресловутый декоративизм Сапунова — это не холодный расчет мастера-ремесленника, знающего, чем ублажить глаза избалованного зрителя. Для художника-поэта это была редкая, едва ли не единственная в то время возможность утолить свою жажду праздничности и радости. В этих эскизах Сапунов соприкасается с Судейкиным. Но он не только выдумывает, сочиняет и повествует, но и выражает в самой живописной ткани своих картин утопию желанного счастья.

Страницы: 1 2 3 4 5

Похожие статьи:

Архитектура Троицкого собора
Исследования, а затем полная реставрация памятника (1966) показали, что он представляет собой образец того нового типа храма, который был выработан на московской земле в годы высокого подъема национального искусства, последовавшего за зна ...

Княжеская культура. Скоморошество
Широкое распространение в Киевской Руси получила светская музыка. В обычаях княжеского двора и дружинного быта было сопровождать музыкой официальные церемонии, музыка звучала на княжеских пирах. Широкое распространение в княжеском быту К ...

Исследование феномена любви в русской публицистике XIX -ХХ вв
. Существует традиционное представление о том, что русская литература не знает таких прекрасных образов любви, как литература Западной Европы. У нас нет ничего подобного любви трубадуров, любви Тристана и Изольды, Данте и беатриче, Ромео ...