Научная рефлексия как объект историко-научного исследования

Другая культура » Научная рефлексия как объект историко-научного исследования

Страница 2

Примеры научной рефлексии говорят о ее многообразии: устав Лондонского королевского общества (цель общества – совершенствование знания о естественных предметах и всех полезных искусствах с помощью экспериментов); заявление Галилея, что "книга Природы написана на языке математики" (впрочем, действительно ли Галилей высказал эту гениальную метафору?); дискуссии о "предмете" наук (иногда очень резкие и бесплодно утомительные одновременно, как хорошо знают и историки, и науковеды); разнообразные частные и глобальные методологические программы (вроде "математизации биологии, геологии, истории", "системного подхода", формулирующие исходные ценностные и целевые установки, "видения", которые предстоит еще реализовать); всевозможные рассуждения о "методе", "эвристиках", "доказательстве", "рациональности" и т.п.* Это феноменологическое многообразие научной рефлексии предстоит еще разобрать, классифицировать, типологизировать.

Недавняя коллективная монография "Идеалы и нормы научного исследования" (Минск, 1981) – это как раз попытка проанализировать научную рефлексию. К сожалению, в этой работе совершенно не обсуждаются методические вопросы исследования, фиксирующие особенности исследования рефлексии.

Спрашивается, что могут дать ученому, стремящемуся к точному знанию о природе, всегда достаточно смутные, неотчетливые, порой противоречивые утверждения о том, в чем сущность научной теории, особенности метода, каноны доказательства и объяснения, идеалы и нормы рационального мышления? Очевидно, что рефлексивные суждения имеют в качестве объекта отнесения не природу, а деятельность. Высказывание "тетрафторбензбаррелен – белый кристаллический продукт, устойчивый к влаге воздуха и свету" говорит о природе, а высказывание "химия – наука о превращениях вещества" – о деятельности. Наука накапливает не только знания о природе, но и опыт познавательной деятельности. Без подключения к соответствующей рефлексии невозможно транслировать этот опыт, а также обеспечить "смыслообразование" для его "носителей".

Лабораторный стол алхимика внешне ничем, вероятно, не отличается от того стола, на котором ставил свои опыты Роберт Бойль. Однако последний выразил смысл своих знаний в следующих характерных словах: "Химики видели свою задачу в приготовлении лекарств, в получении и превращении металлов. Я рассматриваю химию с совершенно иных позиций: не как врач или алхимик, но как философ" Позиция "философа", провозглашенная Бойлем, оказалась чуть ли не главной конституентой новой науки. Бойль также впервые сказал слова "химический анализ", и слова эти сыграли огромную роль в преобразовании деятельности человека за лабораторным столом, хотя подобные занятия были известны задолго до произнесения этих и подобных слов.

Казалось бы, рефлексия – это просто вербализация (облечение в слова) того, что уже делается. Но как объяснить тогда ее огромную эффективность, ее действенность как преобразующего механизма деятельности? Роль вербализации в целом связана, вероятно, со следующими обстоятельствами. Человеческая деятельность воспроизводится (транслируется) за счет передачи образцов какой-то практики, однако "трансмиссор" деятельности не имеет возможности указать "респонденту" на образец путем простой демонстрации: он должен выделить образец за счет особых акцентов и ударений и передать акт деятельности в этой "смыслообразующей" оболочке.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Похожие статьи:

Германизм в зеркале русской идеи: исторические перспективы Германии в отражении русского традиционализма
Непростая история взаимоотношений русского и германского народов, прошедшая в XX столетии через горнило двух опустошительных мировых войн, служит предметом изучения многих представителей гуманитарных наук обеих стран. Особое место в ряду ...

Судьба субъективного жанра в контексте европейской культуры XVII - XX веков
Современная европейская культура обязана XVII веку, помимо всех прочих культурных начинаний, составляющих ныне ее сущность, еще и утверждением, если не открытием, тех бесчисленных форм и видов выражений духовной жизни человека, которые мы ...

Искусство древнего мира
Искусство древних цивилизаций наследует черты пер­вобытной культуры, открывая и новые формы художест­венного творчества. На смену родовым отношениям приходит классовое общество, более прогрессивная фор­ма социального устройства. Эксплуата ...