Маргинальный опыт Мишеля Фуко

Другая культура » Маргинальный опыт Мишеля Фуко

Страница 2

На протяжении всей своей жизни этот мыслитель осознавал свою тесную связь и с предыдущей традицией, и с ситуацией времени, но при этом он стоял особняком, проверяя общепринятые каноны на основании своего опыта. Это делает его знаковой фигурой философии прошлого века и это же позволяет говорить о нем как о маргинале в том амбивалентном смысле маргинализма, который был оговорен ранее: Мишель Фуко и своим творчеством, и своей жизнью опрокидывал традиционные представления, но в этом он был не одинок — в ту эпоху появилось большое количество мыслителей, порывавших с опытом предыдущих поколений. Поэтому, будучи маргиналом, он был и классиком — классиком маргинальной постмодернистской эпохи.

Первоначальная творческая интенция Фуко восходит к предыдущему «маргинальному» периоду в развитии культуры ХХ в., а, точнее говоря, к философии Фридриха Ницше, который вводит новый принцип философствования — неоднозначность, принципиальную антисистематичность. Его способ доказательства — метафоры, а не четкие логические построения. Философия жизни, основоположником которой выступил Ницше, вводит принципиально новое понимание опыта как личностного переживания, предельного состояния. Это в корне отличается от тенденции предыдущей эпохи видеть в опыте совокупность действий, результаты которых должны быть объективно значимы и одинаково воспринимаемы всеми. К введенным философами жизни понятиям воления, жизненного порыва, интуиции, страха и трепета в середине ХХ в. добавляется опыт-предел. «Идея некоторого опыта-предела, функцией которого является вырвать субъекта у него самого, — именно это и было для меня самым важным в чтении Ницше, Батая и Бланшо; и именно это привело к тому, что какими бы академичными, учеными и скучными ни были книги, которые я написал, я всегда писал их как своего рода прямые опыты, опыты, функция которых — вырвать меня у меня самого и не позволять мне быть тем же самым, что я есть», — писал Фуко. Батай и Бланшо, не будучи философами по профессии, выходили за рамки философской традиции и видели ценность именно в том, что связано с личным опытом. Фуко и его предшественники стремятся пережить такой опыт, который дает возможность вырвать субъекта из его субъектности, в пределе это опыт, близкий к тому, что пережить нельзя.

У Фуко все теоретические исследования тесно связаны с его жизненным опытом: темы для философского осмысления он берет из своей жизни и, наоборот, его труды становятся элементами его «автобиографии», то есть изменяют его реальную жизнь, входят в его опыт, ибо опыт для Фуко — это «то, из чего ты сам выходишь измененным». Фуко критикует именно те теории, которые ему близки или интересовали его ранее: феноменологию, психоанализ, марксизм и структурализм. Он стремился преодолеть ограниченность

этих исследовательских парадигм, посредством которых западный человек конституировал себя в качестве объекта науки посредством языка и дал себе через него некоторое дискурсивное существование лишь в соотнесении со своей деструкцией: из опыта неразумия родились психология и сама возможность психологии; из исследования смерти родилась медицина, которая выдает себя за науку об индивиде.

Фуко показывал, что опыт безумия оказывается напрямую связан с судьбами разума. Безумие несет в себе важные догадки для уразумения природы человека и его культуры. Автор предлагает попытаться проделать анализ безумия как глобальной структуры, безумия, освобожденного и восстановленного в правах, безумия, возвращенного к своему первоначальному языку. В работах «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы» и «Воля к знанию» Фуко исследует «генеалогию власти», которая описывает современную власть — скрытую и противоречивую, которая реализуется неразрывно со знанием, организует социальное пространство по принципу «всеподнадзорности» — каждый потенциально/реально под наблюдением, должен постоянно следить за собой. Так власть дисциплинирует индивидуальное поведение. Власть реализуется во всем пространстве социума, в любом учреждении, но идеальным ее пространством, по мысли Фуко, остается тюрьма.

Страницы: 1 2 3

Похожие статьи:

Флорентийский неоплатонизм
Итальянское Возрождение представляет собой не одно обще-итальянское движение, а ряд либо одновременных, либо чередующихся движений в разных центрах Италии. Раздробленность Италии служила здесь не последней причиной. Наиболее полно черты В ...

Познание «тайны труда» как смысл хозяйствования
Я бы хотел отразить этот вопрос на примере сельской общины в древней Индии. Слабость и неэффективность централизованной администрации на протяжении большей части истории Индии всегда компенсировались, исключительной внутренней прочностью ...

Летопись жизни и творчества Павла Николаевича Филонова
8 (21) января 1883 Родился в Москве в бедной, рабочей, многодетной семье. 1894–1896 Учился в городской приходской школе. Окончил с отличием. 1897 Переехал в Петербург. Жил у старшей сестры Александры, вышедшей замуж ...