О форме художественной агитлитературы

Другая культура » Агитационная литература » О форме художественной агитлитературы

Творя в период бури и натиска, поэты-агитаторы спешат откликнуться на боевую злобу дня и не имеют возможности создавать свои, новые художественные формы. Жанры художественной А. Л. поэтому являются установившимися жанрами поэтического творчества вообще. Выбор того или другого жанра подсказывается поэту политической обстановкой, в какой он работает. Если жестоко свирепствует цензура, поэт-агитатор, чтобы миновать ее, облекает свои революционные идеи в аллегорические формы, прибегает к басне (Демьян Бедный) или даже к эзоповскому яз. (Салтыков-Щедрин: «Моя манера писать, — говорит он об эзоповском яз., — есть манера рабья. Она состоит в том, что писатель, берясь за перо, не столько озабочен предметом предстоящей работы, сколько обдумыванием способов проведения его в среду читателей»). В боевой обстановке фронта обычно создавались агитки-драмы — «своеобразная смесь драматизированного фельетона и митинговой речи». Когда Демьяну Бедному надо было заклеймить уродство нэпа, волокиту, бюрократизм, он прибегал к сатире; то же — и Маяковский. Пафос революции Демьян Бедный выражал в лирических стихотворениях: «Коммунистическая Марсельеза», «Боевой призыв» и др. Для красноармейцев Демьян Бедный пишет «Фронтовые частушки» и т. д. Повторяя жанры поэтического творчества, А. Л. отличается обычно своим простым понятным яз., яз. адресата, к которому они обращены. Этим и объясняется широкая популярность Демьяна Бедного («Читаем мы разные книги и газеты, да плохо понимаем их, а у тебя, Демьян, выговор приятный» — из отзывов читателя). Синтаксис Маяковского приближается к разговорным формам. Кроме того необходимо иметь в виду, что на агитационных произведениях лежит всегда печать породившей их революционной эпохи в целом. Это всего очевидней при сопоставлении Французской революции с Октябрьской. «При всем характеризующем буржуазное общество отсутствии героизма, оно нуждалось в героизме самопожертвования», — говорит Маркс в «18 Брюмера». И чтобы показать этот героизм, писатели эпохи буржуазной революции вынуждены были обратиться к поэзии прошлого, к античным трагедиям, к римским республиканским героям. Октябрьская революция в этом самообмане не нуждалась — она была полна подлинного героизма широких трудящихся масс. И когда ее писатели, названные выше Фурманов, Серафимович и др., писали свои «лит-ые портреты», они обращались только к своей творческой памяти. «Социальная революция XIX в. может почерпать для себя поэзию не из прошлого, а из будущего», — говорит Маркс (там же). Писатели Октябрьской революции показали этот пример — они почерпнули свою поэзию из революции, в которой уже зреют всходы будущего — социализма.

Похожие статьи:

Иван Степанович Матерновий
Матарнови – Georg Johann Mattarnowy, по-русски Иван Степанович Матерновий, - несмотря на свою почти по-итальянски звучащую фамилию, был чистокровнейшим немцем, притом, видимо, из северян. Он говорил и писал только по-немецки и по-немецки ...

Николай Константинович Рерих
Николай Константинович Рерих родился в России, в Санкт-Петербурге, 9 октября 1874 г., и был старшим ребенком в семье юриста-нотариуса Константина Рериха и его жены Марии. Он вырос в благополучной обстановке русской семьи, принадлежавшей к ...

Религиозный культ в славянском городе
Религиозные празднества жителей развивавшихся городов Древней Руси, купечества, воинских дружин, рыбаков, охотников имели некоторые особенности. Эти особенности определялись прежде всего характером экономической жизни этих слоев населения ...